Статьи

Главная » Статьи » Истории по истории » История в мотивах - зачем и почему

8 Почему фараоны любили умножать на два?

Почему фараоны любили умножать на два?

 

Кроме строительства пирамид, древнеегипетские цари увлекались ещё одним делом: они любили удваивать вещи. Египет они называли «две земли», свою казну – «два серебряных дома», и к тому же завели моду носить две короны, красную и белую: попеременно или вставляя одну в другую.  По большим праздникам фараоны усаживались на двойной трон. Занимая то одно, то другое сидение, египетский владыка представал не простым, а двойным царём. По правде говоря, и слова-то такого, царь, в Египте не было. Это уж потом, через много веков после строительства пирамид, греки придумали называть египетских владык фараонами, произведя это слово от египетского «пер оа», «большой дом» или «дворец». Сами же древние египтяне предпочитали называть своих монархов двумя словами: нисути или бити. Как и короны, слова эти собирались в одно и получалось двойное: нисути-бити. Разумеется, любой нисути-бити считался богом. Не очень скромно, конечно, но что поделаешь, скромность – не главное царское качество. Да и в других древних странах правители не считали зазорным время от времени объявлять себя богами - так поступали и в Вавилоне, и в Персии. Однако египетский царь Хасехемуи обошёл всех своих коллег и провозгласил себя сразу «двумя богами». В общем, в деле удвоения фараоны были чемпионами древнего мира. Почему же египетские правители так любили демонстрировать не простое, а двойное величие?

Причиной двойной катавасии была дама по имени Маат. Эта богиня, носившая на голове перо страуса, пользовалась в Египте особой популярностью. Ей писали письма, жаловались, просили о защите. Маленькие статуэтки Маат служили гирями для рыночных весов.  Таблички с её изображениями носили судьи. Чиновники провозглашали себя «слугами Маат», а цари – её владыками. Множество людей обращалось к Маат по самым разным поводам. Ведь, по мнению древних египтян, она воплощала довольно важную вещь - мировое равновесие.

Мысль о равновесии внушила египтянам их земля, похожая на учебник симметрии и точности. Вдоль единственной реки, Нила, тянулись 4 параллельных полосы. Человек на берегу или с воды видел чёрную и красную полосы слева, и точно такие же полосы справа. Чёрными были поля, красной – пустыня. Люди жили словно посреди двух зеркал. И разливаться Река начинала с неимоверной точностью всегда в один и тот же день года – 19 июля. Так что не поверить в Равновесие было в Египте просто невозможно.

Египтяне были убеждены, что Маат создали когда-то боги. Сохранять же баланс входило в задачу людей. Уж поверьте, египтяне знали толк в этом вопросе. И очень любили давать советы, как следует равновесие соблюдать. В одном из папирусов хозяина дома наставляли: «Eсли гость твой ест слишком много, не ешь вообще».  Эти слова были обращены к знатному человеку. Вряд ли в его доме могло не хватать пищи, и последний кусок следовало оставлять гостю.  Автор совета заботился не о госте, а о Маат. Поведение обжоры нарушало мировой баланс. Воздерживаясь от пищи, хозяин дома восстанавливал хрупкую устойчивость.

Известен случай, когда совет о соблюдении равновесия отправился из Египта за рубеж. «Отец истории» Геродот рассказал о Поликрате, правителе греческого острова Самос. Счастье Поликрата были невероятным. Ему удавалось всё: грабежи соседей, захваты близких и далёких земель. В разгар головокружительных успехов он получил письмо от египетского царя Амасиса, своего союзника и друга. «Приятно узнать, - писал Амасис, - что друг наш счастлив. Но всё же твои великие успехи не радуют меня. Я желал бы, чтобы и у меня самого и у моих друзей одно удавалось, а другое нет, чем быть счастливым всегда. Ведь мне не приходилось слышать ни об одном человеке, кому бы всё удавалось, а, в конце концов, он не кончил бы плохо». И Амасис давал Поликрату совет, какой только и мог дать египтянин, уверенный, что всё в мире держиться на равновесии: «Обдумай, что тебе дороже всего на свете, и какая потеря огорчит тебя больше других. Эту вещь  закинь так, чтобы она к тебе не вернулась». Если ж удача и тут не покинет Поликрата, Амасис советовал и дальше причинять себе беды, пока баланс счастья и несчастья не будет восстановлен. Поразмышляв, что бы такое закинуть, Поликрат вышел в открытое море на корабле и забросил в пучину свой любимый перстень. Огорчённый, но довольный, Поликрат вернулся домой. А, спустя несколько дней, рыбак принёс в подарок царю большую красивую рыбу. На кухне в рыбьем желудке обнаружили перстень. Любимая вещь вернулась к хозяину. Невероятное счастье и в этот раз сопутствовало самосскому царю. Махнув рукой на совет друга-фараона, Поликрат зажил прежней счастливой жизнью.  C точки зрения древних египтян, он был обречён. Так оно и случилось. Враги заманили Поликрата в ловушку, и страшная гибель была расплатой за счастье.

В общем, с равновесием шутить не следовало. И если для Поликрата забота о равновесии была делом личным, для фараонов она являлась первейшей обязанностью. Как же иначе, если царь в Египте так и назывался - «владыка Маат»? Владеешь порядком – неси за него ответственность.

А, как известно, в деле удержания равновесия цифры лучше, чем два, не найти. У весов бывает две чаши. По бревну, не говоря уж о канате, ходят, разведя в стороны две руки. И на двух ногах стоять гораздо проще, чем на одной. В общем, чтоб мир не рухнул, ему требуются, как минимум, две опоры. Так что, подавая египтянам двойные знаки, фараон сообщал: всё в порядке, равновесие устойчиво, моё двойное величество ситуацию контролирует.  Одна корона хорошо, а две лучше.  Египет, конечно, один, но называть его следовало «двумя землями». Так оно звучало  надёжнее.

Категория: История в мотивах - зачем и почему | Добавил: Senebty (21.11.2016)
Просмотров: 125 | Теги: Маат, бинарные оппозиции | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0